Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

лопнувший дуб

(no subject)


Продолжается свара между Галковским и Крыловым.  Первый начинает под аплодисменты своих читателей, второй не остаётся в долгу, в свою очередь срывая аплодисменты.  Досадно же то, что появилось наконец несколько пучков зелёной травы под скупым северным солнцем на огромном сорном поле латыниных да бабицких, и тут же начинают глушить друг друга на радость загрустившим было сорнякам.

 Вот попомните моё слово - известность Галковского только разворачивается.  Я прочитал "Бесконечный тупик" и только охнул: "Вот это да!"  Это новый вид литературы по форме, это наконец-то осознанная новая форма русской философии.  Те же философы "серебряного" разлива просто "отдыхают" после такого, за естественным исключением Розанова, чей postmortem только разворачивается.  Публицистика ДГ не производит похожего оглушительного эффекта, вероятно, в силу его чисто писательского/философского дара.  Ему нужно обжарить каждый пончик своей мысли со всех сторон, чтобы не только тесто, но и начинка пропеклась.  А как такое сделать в публицистике, где нужно подмётки рвать на ходу, что молодые, сросшиеся с компьютером, газетчики делают бодро и с удовольствием?  К чести ДГ, он в активном поиске: пишет, высказывается, а не изрыгает истины, как всякое другое великое говно.  Некоторые его публицистические разборы очень глубокие.

Публицистика ДГ всё же оскорбляет чувства многих ЖЖ-юзеров.  Вот atrey совершенно справедливо замечает: "
У нас в архитектуре говорят - бойтесь человека, который прекрасно умеет рисовать(:-).  Человек, прекрасно умеющий рисовать, привык, что может нарисовать красиво любую саму плохую, или тупую, или неадекватную месту идею.  Он нетребователен к своим вариантам, берет первую попавшуюся мысль, с блеском её излагает, а потом в натуре оказывается пустышка.
Вот и Галковский, по-моему, не слишком утруждает себя проверкой своих идей на соответствие реальности, поскольку своей эквилибристикой может доказать что угодно.  Это как греческие ораторы-софисты, которые на спор или за плату сначала убеждали слушателей в одном, а потом в ровно противоположном
." 

Отступим шаг назад и оглядим поле приложения сил публицистов свежим взглядом.  Откроются две перспективы: одна - из настоящего "описывай события как есть"; вторая - из будущего "делай историю".  Так вот, Галковский совершенно открыто пользуется перспективой из будущего.  Судите сами (его цитата Розанова из БТ):

Жизнь – раба мечты. В истории истинно реальны только мечты.  Они живучи.  Их ни кислотой, ни огнем не возьмешь.  Они распространяются, плодятся, "овладевают воздухом", вползают из головы в голову.  Перед этим цепким существованием как рассыпчаты каменные стены, железные башни, хорошее вооружение.  Против мечты нет ни щита, ни копья.  А факты – в вечном полинянии.

Есть, есть же в такой перспективе этакий долгосрочный оптимизм.  Вот представим себе матёрых и умных контрразведчиков того времени, итальянских инквизиторов.  Сидят, рассматривают чертежи некоего да Винчи. "Нарисованы красиво," - задумчиво говорит один из них.  "Не-а, летать не будет, - беспокойно расчёсывая репу, отвечает другой, - Это уже третий, кто такую мухарейку собирает, зачирикался этих "лётчиков" под обрывом искать."  "Кончаем базар, мужики, - вступает начальник отдела по борьбе с ересями, - этого да Винчи выпрем из Флоренции для профилактики, а жарить будем Джорданку - тот по 58-ой вчистую проходит."
В сухом остатке: идея Леонардо была, положа руку на сердце, швах.  А вот мечта... а из мечты получилась авиация.


Костя же очень остёр, быстро соображает, очень талантлив. Чего бы этим двум биться - читателей хватит на всех. Пока.

Ответив Галковскому столь хлёстко, Крылов дал себя затянуть в домен, где Галковский орудует как писатель уже много-много лет: "Вот я сижу преспокойненько в своём креслице, трубочку курю, а вы там нервничаете, беспокойными пальчиками в клавиши не попадаете...".  Он необыкновенно талантлив, этот Галковский, но общаться с ним нужно в каком-то очень узком угловом развороте, чтобы не напороться на колючки.
Galkovsky
Krylov
Nationalism
Russians
Rosanov</font></font>